Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕСуббота, Июня 06, 2020
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
Рельсы Вятлага, или «Поездка в К-231» Известными трассами

Рельсы Вятлага, или «Поездка в К-231»

Павел В. Кашин

Часть 2. Известными трассами

В первой части дана краткая историческая справка по Г.-К. ж.д., а также описаны причины, по которым группа участников интернет-проекта «Переезд(дот)ру» отправилась в эту авантюрную, с т. з. обывателя, экспедицию.

Выезд нашей команды был назначен на раннее утро субботы, 18 августа 2007 года. Расчёт был простым: ровно через двое суток, утром в понедельник, мы должны были достичь Лесного, попутно проехав по некоторым «старым адресам»: Каринской, Дубровской и Подрезчихинской УЖД, дабы уточнить кое-какие сведения из полученных ранее, в ходе Первой кировской экспедиции далёкого теперь уже 2003 года.

Сбор участников поездки на этот раз, вопреки сложившимся уже традициям, происходил в обратном порядке: последним пассажирское место занял Сергей Костыгов. «Четвёрка» сначала бодро вырулила на МКАД, а затем на Ярославскую трассу. Начало экспедиции по замыслу её участников должно было точь-в-точь повторить путь Первой кировской: другого кратчайшего пути в самую дальнюю северо-восточную часть Кировской области просто не существовало! На первую ночёвку теперь планировалось встать за Кировом, на живописных берегах речки Белая Холуница. В 2003 году она была достигнута только на третий день, значит, стоило хорошенько поторопиться! Благо теперешняя машина по относительно хорошему асфальту давала некоторую фору оставленному в Москве «УХу».

Остановку по моим и Сергея настояниям сделали на берегу Унжи при выезде из Макарьева. Берег реки показался более загаженным, чем 4 года назад. Тем не менее Сергей, бросив товарищей и одежду, побежал бегом вниз с крутого берега к спасительной прохладе водной глади. Хоть и была на дворе вторая половина августа, первый день поездки выдался жарким. Ни я, ни Роман с Ильёй не последовали его примеру. Мы не могли так быстро «переключиться» – слишком резким был переход от сумасшедшей московской жизни к этой прекрасной действительности: новая экспедиция НАЧАЛАСЬ! Три человека, вырвавшихся на волю из «лап мегаполиса», только стояли на высоком берегу и сверху наблюдали за своим четвёртым товарищем. Прикольно: Унжа здесь хоть и была широкой, но… кажется, Сергею даже в самых глубоких местах так и не посчастливилось поплавать: река спокойно преодолевалась вброд!

Несмотря на отставание от намеченного графика, проехать мимо указателя «Киров 300», что установлен на развилке дорог перед Мантурово, тоже не смогли. Ещё бы: «И у нас есть свой "Берлин-Зоо"!, – выдал я, памятуя о названии одного из вокзалов в Германской столице. Знакомый до боли переезд Зебляковской УЖД был накатан. Более того, имелась в наличии дежурная. Она, правда, сообщила, что поездов сегодня уже не будет! Ну да ладно, то ли ещё нас ждёт впереди! Глоток свежего воздуха,и снова в путь!

От бывшего переезда с Якшангской УЖД ничего практически не осталось: земля быстро скрывает следы былой деятельности человека!

Где-то на кировской объездной «четвёрка» попыталась избавиться от глушителя. Поэтому Романом была объявлена техстоянка. Илья и Сергей к этому времени уже успели выспаться на заднем сиденье, а вот я только-только пристроился подремать: полуночный старт из Москвы всё-таки давал себя знать! Представьте «соображалку» человека, выставленного на улицу в полусонном состоянии! Я сначала попытался пристроиться на обочине на свежескошенной кем-то травке, но, поняв несуразность подобного, наплевав на предупреждения, залез обратно в машину. Когда к весу транспортного средства прибавился немалый вес одного из участников поездки, домкрат не выдержал и погнулся, к величайшему ужасу Романа. Но выволочь мгновенно уснувшее тело снова на свежий воздух на этот раз не удалось никому! (Потом я долго соображал, почему на меня косятся остальные участники поездки.)

Заезд в Каринку, а вместе с ним и мечты о фотографировании вечернего пассажирского поезда местной УЖД на мосту через Чепцу пришлось отложить до лучших времён! Участники экспедиции имели к 2008 году определённый груз знаний в области узкоколейных железных дорог. Посему все мы утвердились во мнении, что переправа через реку у Кирово-Чепецка – уникальное в своём роде дожившее до современности инженерно-техническое сооружение на узкоколейках России! Но единственную известную мне и Сергею лесную грунтовку в Каринку преграждала глубокая свежевскопанная канава! Так, наверное, местные лесники отсекали путь диким туристам к изрядно высохшим за лето торфяникам. Наверняка была и другая дорога, но про неё никто не знал, да и спрашивать в этот субботний вечер было не у кого. Посмотрев на журчащий на дне канавы ручеёк, мы приняли решение возвращаться на реку у узкоколейного моста и искать место под ночлег. Быстро садилось за вершины елей солнце, смеркалось. Это вам не июнь и даже не май, стоило поторопиться. За первый день все порядком утомились. Поэтому искать место в глуши, с «живописными изысками» не стали. Да и костёр и то особенно разводить сил не было. Поставили палатки, пожевали содержимое свежевскрытой банки тушёнки и угомонились. Первый день закончился!

Утро было тёплым и солнечным, что сулило хорошую погоду в течение дня. Сейчас, накануне осени и долгой зимы, такие деньки особенно ценны. Терять время не стали: искупались, прогнав остатки сна, наскоро перекусили и отправились дальше на северо-восток. Дань Каринской УЖД решили всё-таки отдать, заехав в Октябрьский – ныне самую дальнюю точку дороги.

Мало что изменилось здесь с 2003 года. Разве только станционное здание ещё более обветшало, да к крайнему стойлу в гараже пожарной части больше не тянется узкоколейный путь. Это могло значить только, что местная пожарная дрезина «умерла». В это верить не хотелось, поэтому мы решили, что она ещё стоит где-то там, в глубине гаража, просто не используется. Порадовали штабеля рельсошпальной решётки, сложенной на одном из станционных путей. Значит, времянки кладут и торф вывозят. Так ли это? Спросить ранним воскресным утром было не у кого! Ладно, фото на память у т. н. Куковякинского переезда и – в путь! Следующая остановка – Дубровка. (Так кто же заказывал такси на Дубровку?)

Дубровская УЖД также порадовала нас: а) своим существованием на 2008 год и б) отсутствием каких-либо видимых изменений, произошедших с момента Первой кировской, тем более в худшую сторону. Наоборот, классный вагон для рабочих попытались откапиталить: он был полностью остеклён и внутри даже отделан «вагонкой»! Разве только кладбище металлолома поредело. От разбитого ТУ4, что стоял здесь и раньше, теперь остались рама и каркас кабины, на котором, впрочем, наконец облупилась краска, и мы смогли правильно прочитать заводской номер. К полудню народ в посёлке зашевелился. Сергей побеседовал с двумя работниками УЖД, выловленными возле «пионерочного» гаража, стоящего тут же, рядом, между вагонным депо и веткой в локомотивное депо. Выяснилось, что дорога работает и вроде какая-то перспектива тоже имеется. Но сегодня по случаю выходного дня поездов не будет. Была рассказана и очередная история про «паровоз в болоте/лесу». Таких, знаете ли, много приходилось слышать. Но версию про брошенный ТУ4 на усу, отходящем от магистрали на 70-м пикете, решили проверить по дороге, сделав остановку на переезде 85-го пикета. (Особенностью Дубровской УЖД было то, что расстояния здесь мерили не километрами, а пикетами, т.е. «стометровками». Откуда пошла такая традиция, нам не смогли объяснить старожилы дороги ни в 2003 году, ни теперь.)

– Стойте, – я засуетился, – надо бы это… в магазинчик зайти.
– Это ещё зачем? – строго спросил Роман, уже морально приготовившийся рулить почти без остановки ещё целый день.
– Ну это… запасы продовольствия пополнить.
– Так вроде есть всё…
– Запасы надо пополнять регулярно!
– Угу, знаем мы твои «запасы», – Сергей и Илья инициативу, однако, поддержали.
Почти на выезде из посёлка экспедиционная машина была остановлена плакатом на клубе. На нём был изображён некто в вальяжной позе Козьмы Пруткова. Подпись гласила: «Слава нашему дорогому Миронычу!» Киров? Похоже, область-то Кировская. Вот только как он не был замечен в 2003 году, непонятно. Хотя тогда мы с Сергеем были охвачены «узкоколейной лихорадкой», обилие уже полученных к этому времени сведений «замыливало» глаза, и особенно по сторонам мы не смотрели, тем более если это не имело прямого отношения к теме поездки!

Брошенная у переезда с Дубровской УЖД «четвёрка» раскалялась в лучах уже повернувшего «на вечер» солнца. По рельсам, тянущимся по зелёному коридору, от неё удалялись четыре человека. Здесь в сторону Дубровки, т. е. в грузовом направлении, имелся нешуточный подъёмчик. Он начался практически от самого переезда, где в зарослях ив обнаружился небольшой деревянный мостик через речушку Улуй. Её болотистые берега не оставляли никакой надежды спуститься вниз и снять сие инженерное сооружение со стороны. У самой линии горизонта над узкоколейным путём висел непонятный предмет. Что это? Всем почему-то неотвязно захотелось это выяснить. Да и прогуляться после долгого сидения в машине очень хотелось.

Полотно бывшего уса 70-го пикета сильно заросло, и от попытки пробраться через зелёную стену молодых берёзок и осин пришлось отказаться. За полотном узкоколейки явно следили: то тут, то там попадались новые шпалы, да и песчаный балласт кое-где был подновлён. Эти места выделялись жёлто-коричневыми островками среди заросших участков. По откосам встречались пятна брусники – вот вам и полдник! Расстраивало одно – духота в воздухе всё усиливалась, а синева неба постепенно блекла, затягиваемая тончайшей облачной плёнкой. Как бы к вечеру дождя не пролилось, перспектива «мокрой ночёвки» была не самой радужной из возможных!

Ну а в конце затяжного подъёма, над самым переломом профиля (когда подъём меняется на спуск или наоборот. – Прим. авт.) магистрального пути Дубровской УЖД висела огромная «блямба» из фанеры. Висела на высоко натянутом через пути тросе и вызвала бурное обсуждение.
– Надо же так было постараться: корячиться почти на самые макушки елей, чтобы повесить это.
– А что это?
– Мишень для тренировки охотничьей меткости. Смотри вон: вся в дырках как решето.
– а в «прошлой жизни»?
– Братцы! – я в очередной раз сощурился, собираясь с мыслями. – Да это же октябрятский значок! Точно! Вон и черты знакомые – Ильича в детстве – проглядывают…
– Когда был Ленин маленький / С курчавой головой…
– Висел, небось, в поселковом клубе, там где «Мироныч», и детишек радовал, а теперь вот охотников… Да и нам развлекуха! Вот как время повернулось!
– Э-э-э… давайте лучше перекусим!

Эх! Остановиться бы где-нибудь здесь и уже посидеть у костерка, ведя неспешные беседы, пока в котелке шкворчит будущий ужин… Но нет! Надо максимально приблизиться к Лесному, дабы предстать перед местным начальством с самого завтрашнего утра. А то, не ровен час, уедет это начальство в далёкие края на какую-нибудь проверку и жди его потом, теряя драгоценное время!

Но в Подрезчиху тоже решили завернуть. Мост через Вятку на этот раз был на месте. (В 2003 году его то ли разобрали к половодью, то ли поднявшиеся вешние воды просто снесли рукотворную переправу! На противоположный берег тогда участники Первой кировской перебирались на катерке.)

Главная станция Подрезчихинской УЖД мирно дремала в этот воскресный вечер. У маленького дощатого перрона стоял знакомый мне и Сергею классный вагон ПВ-40, в котором перевозят рабочих. Под ним, дремотно жуя свою жвачку, расположились козы. Даже наше появление и попытка сфотографировать не вызвали у них никакой реакции. На крайнем станционном пути собрана нерабочая техника, включая остов камбарского тепловоза, погруженного в ожидании разделки на покосившуюся платформу. Вся рабочая техника сосредоточилась на территории депо, которую теперь ограждал глухой забор. Это уже было что-то новое! Сторожиха в высокой будке – единственный человек на УЖД в этот час!

От неё удалось узнать, что бывший леспромхоз (далее – ЛПХ) в очередной раз поменял хозяина. Зарплаты простым рабочим это, правда, не прибавило. Выселили лесной посёлок Сумчино. УЖД туда пока есть, но движение осуществляется только на «пионерках». Бывший «сумчинский» ТУ6А за ненадобностью привезли в Подрезчиху, и теперь он стоял разгромленный на станционных путях. Последний ТУ4 также отстранили от работы. Он стоял, накренившись набок, на задворках депо, сброшенный с рельсов.

По-прежнему возят лес с 9-й ветки, на том участке работа УЖД не изменилась. Но и о радужных перспективах здесь говорить не приходится. Для уточнения ранее полученных сведений мы заглянули в гости к двум «дедушкам» – так с недавних пор на экспедиционном жаргоне стали именоваться ветераны, ранее работавшие на той или иной УЖД и способные поделиться своими воспоминаниями о давно прошедших годах. Опрос «дедушек» всегда интересная и очень трогательная часть экспедиционной программы!

Вот за этим занятием «концессионеров» и накрыл обильный, пока по-летнему тёплый ливень! Поймав перерывчик в дождевом потоке, мы исследовали ранее проигнорированную часть посёлка. Она порадовала меня и Сергея не обнаруженной ранее кабинкой от ТУ4 и наличием небольшого двухпутного разъезда перед нижним складом. Сюда от магистрали дороги вела т. н. 10-я ветка.

Быстро темнело, но искать место под ночлег под проливным дождём не хотелось никому! Вглядываясь в лобовое стекло через плотный водяной поток, Роман гнал машину вперёд, к Кирсу. А что дальше?

А дальше Роман озвучил крамольную с т. з. идеологии экспедиции мысль, которая наверняка пришла в этот поздний час в голову не только ему одному:
– А не заночевать ли нам в местной гостинице?
– Что-о-о? – отозвался Сергей. – Поехать в леса, чтобы спать в клоповнике, а не в палатке?!
– Н-да… – протянул я, ни к кому особо не обращаясь.
– Да где ты сейчас в темноте, да под дождём место искать будешь? – не унимался Рома. – А костёр? Я, например, проголодался!
– Угу… – неопределённо отозвался из своего угла Илья.
Было ясно, что нарушать экспедиционные традиции не хотелось никому! Но никому не улыбалась и обрисованная Ромой перспектива «мокрой ночёвки», которую каждый в отдельности уже давно нарисовал в своём мозгу!

– Ладно, – сдался Сергей, – твоя идея, ты её и реализовывай.
А вот с гостиницей-то образовалась не меньшая проблема: мест не было! Я уже начал было подумывать о «мокрой ночёвке», но Роман решил идти до конца. После долгих мытарств была достигнута договорённость об аренде трёхкомнатной квартиры в соседнем Светлополянске. И вот мы едем за чёрной «Волгой» и размышляем на тему: «кидалово» это или нет. Странно, на первый взгляд, откуда здесь такая услуга? Да ничего необычного – это мы здесь разовые гости. А многие приезжают в эти края на свидание со своими родными и близкими, отбывающими срока в бывшем Вятлаге.

Всё оказалось по-честному! Многое здесь основано на взаимном доверии, даже ключи нам предложили утром, закрыв квартиру, бросить в открытое окно. Первый этаж стандартного кирпичного «торфопромовского» жилого дома. Планировка повторяет пятиэтажные «хрущобы» 1960-х гг. Долго не ложились от неожиданного комфорта. Дождь за полночь прекратился, стало свежо, и очень захотелось почему-то посидеть на лавочке и полузгать семечки! Семечек ни у кого не обнаружилось, да и ладно! Достаточно оказалось просто немного посидеть и подышать ночным воздухом, неповторимо свежим после вечерней грозы!

Подъём назначили на 7 утра – путь завтра предстоял ещё не шибко близкий. Как там нас встретят?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
admin июля 23 2008 17:28:58
ФОТО http://www.pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=69
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Труба канализационная пвх 50 мм цена www.sds-center.ru.
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG