Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕTuesday, January 16, 2018
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
Пользователь: A_M

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
ВЕСЕННЯЯ ПРОГУЛКА
Автор - Павел Кашин

О существовании этой дороги я узнал, изучив внимательно первое издание книги исследователя железных дорог С. Болашенко об узкоколейных дорогах. Удивился: два раза проезжал рядом, а ничего не знал! В очередной приезд в Пермь решил восполнить этот свой «пробел» в познаниях, тем более шансов побывать там больше не предвиделось. Дело в том, что УЖД Поломского торфопредприятия (далее – т/пр) стыкуется с широкой колеей на ст. Зилай Горьковской ж. д. Эта станция, в свою очередь, является одной из вершин треугольной развязки Пибаньшур – Зилай – Пост 1217 км. Здесь от главного хода Киров – Балезино – Пермь отходит ветка на Ижевск – Агрыз, связывающая два магистральных хода Горьковской ж.д. При этом Пост 1217 км является границей между Горьковской и Свердловской ж. д.

На участке Пермь – Балезино с незапамятных времен существовало две пары пригородных электропоездов, обслуживаемых локомотивным депо Пермь-2, куда я в своё время регулярно ездил в командировки. Графиком на сезон лета 2004 г. предусматривалось сократить дневной поезд только до Чепцы. Значит, у меня оставалась возможность попасть туда только до ввода нового графика в действие. Мне повезло: необходимо было поехать в контрольно-инспекционную поездку по этому участку. Главное, «кусок» от поста до Балезино меня не интересовал, так как не относился к Свердловской ж. д. Если не ехать до конца, а выйти на Посту 1217 км, появлялось свободное время в количестве 6 часов. Это время и планировалось потратить на исследование Поломской УЖД.

Я вышел из кабины пермского электропоезда на Посту 1217 км в 10 час. по Московскому времени. До Зилая необходимо было преодолеть 3 км соединительной неэлектрифицированной однопутной ветви. Поскольку в лесу ещё лежал снег, а тайных троп я не знал, самое логичное – идти по шпалам, оглядываясь периодически назад, чтобы не быть задавленным идущим вслед поездом. Наконец я дошёл до точки на ветке, откуда в кривой было видно сразу два входных светофора. Теперь можно не оглядываться: пока горит красный, поезда не будет.

Станция Зилай. Вернее – трёхпутный разъезд. Миную бетонную коробку, в которой располагается дежурный. Рядом низкая платформа. Подхожу к Ижевской горловине. А где же УЖД? Даже намека на что-то подобное нет! Эх! Надо было в дежурке спросить, теперь возвращаться поздно, не уложусь в график.

Но нет, я вроде не ошибся. Налево уходил заваленный снегом заброшенный путь. Наверное, идти надо по нему. По глубокому снегу не очень удобно пробираться, но делать нечего. За кривой, с левой стороны, высится засыпанный снегом караван торфа. А возле него прямо из сугроба появляется путь узкой колеи! Накатанный! Только непонятно, как они обгоняются? Следы разъезда удалось обнаружить чуть дальше, но именно следы. Делать нечего, глубоко вдохнув свежего апрельского воздуха, начинаю дорогу в посёлок Поломское. До него, судя по карте, километров 7.

Похоже, что путь зимой регулярно чистили, теперь он оттаял и представлял удобную для пешей прогулки дорогу. Полотно выполняло и роль яркого маяка, коричневой полосой жухлой травы резко выделяясь на фоне белого заснеженного леса. По пути в короткие передышки делаю зарисовки на местности. Поворот направо, потом налево, брошенное полотно временного пути, уходящее куда-то в лес; картовые канавы. Где-то по пути встретился единственный километровый столб с ржавой табличкой. С одной стороны на ней еле различима цифра «10». «Это я прошёл или столько осталось?» – подумалось мне. Скорее всего, ни то, ни другое. Просто проступила более старая надпись. Время приближалось к критической отметке. До начала обратного пути (если идти пешком) оставалось чуть больше часа.

Но вот за очередным поворотом открывается перспектива небольшой станции и посёлка за ней. Пути заставлены брошенной техникой. Налево уходит путь, являющийся (или являвшийся когда-то), судя по всему, частью треугольника. На пути – ещё одной стороне треугольника – остатки дотла сгоревшего тепловоза ТУ7. Осмотреть его не успел. Послышался звук работающего дизеля, и мимо меня проехал поезд, состоящий из ТУ6А и одного вагона ПВ-40. Во как! Пассажирский поезд, о котором писал Болашенко, до сих пор существует! Только я-то на него опоздал! Теперь уж точно придётся обратно пешком идти, а я всё-таки на него немного рассчитывал…

Времени теперь совсем в обрез. Скорее дальше по путям вперёд, ведь депо-то должно где-нибудь находиться. Вот и сам посёлок. Магистральный когда-то путь скрывается за глухим забором пилорамы. Туда давно уже никто не ездит. Рядом депо. На дверях амбарный замок, а там стоит ещё один тепловоз, не видно какой. Останавливаю бабушку – местную жительницу. Она оказалась бывшей землячкой. После войны вместе с мужем уехали в эти края, да так и остались. Много информации получить не удалось. Ясно только, что торф давно не добывают и не возят, а вот пассажирское движение до сих пор сохраняется. На удивление всему населению.

– А другим путём отсюда на «большую» землю попасть можно? – спрашиваю её.
– Можно! У нас до райцентра дорогу хорошую построили и автобус пустили.
– До Чепцы?
– Нет, до Кеза.
Это меня в общем-то устраивало.
– А часто ли ходит? – продолжаю спрашивать в надежде уехать отсюда другой дорогой.
– Ага, часто… По вторникам, четвергам и субботам.
Сегодня была пятница… Делать нечего, продолжаю искать себе нового собеседника, который мог бы что-нибудь рассказать об истории дороги. Возле гаража копается в пустых мешках мужик.
– День добрый вам! На узкоколейке работали?
– Не-а.
– А к кому посоветуете обратиться? – спрашиваю и попутно объясняю, зачем мне это.
Он посоветовал обратиться к машинисту.
– Так ить он, наверное, уехал с поездом?
– Как уехал? Не-е! Поезд только после обеда пойдёт, сейчас рано.
– Так уехал же, сам видел, – настаивал я.
– Не-е. Не может быть! Ты к машинисту иди, он вон там живет, – он показывает пальцем в сторону добротных двухэтажных кирпичных домов. – А начальника узкоколейки сегодня не будет. Слышал, он в Ижевск уехал.
– А магазин-то у вас есть?
– Почему нет? Дальше по улице пойдешь, там его увидишь…

Ну ладно, хоть запасы провианта пополню. По пути к магазину не перестаю удивляться местной манере разговора. Это всё-таки Удмуртия, и наречие у них своё, неповторимое. Как я понял, хоть и не лингвист, заключается оно в первую очередь в том, что в русском языке в повествовательном предложении тон в конце понижается. Местные же жители, наоборот, повышают его к концу предложения. Из-за этого оно воспринимается приезжим (т. е. мной!) как утверждение, содержащие некий скрытый вопрос… Но это так, лирическое отступление от темы.

На дверях сельмага обнаруживаю ещё один (после депо) висящий замок. Просто не везёт! Поезд ушёл, депо и магазин закрыты, начальник УЖД уехал. Самое время поворачивать назад. Но всё-таки решаю кого-нибудь найти.
На обочине улицы у колонки очень пожилая дама полощет бельё. Рядом стоит мужик неопределённого возраста и, наблюдая за процессом стирки, покуривает самокрутку.
– День добрый, вам! – обращаюсь к нему, - машиниста Николая с узкоколейки как найти?
– А тебе зачем?
Пришлось снова пространно объяснять цель своего прихода. Мой собеседник так же несказанно удивился, что поезд уже ушёл, и не поверил мне. Прямо поезд-фантом какой-то. Вопрос, почему закрыт магазин, также вызвал немало удивления.
– Так обед же, потому и закрыт!
– Время-то уже четвёртый час, а там написано, что обед до трёх, – отвечаю.
– Э-э-э. У тебя время-то какое?
– Пермское: плюс два часа от Москвы.
– А у нас удмуртское. Разница час всего. Обед только начался.
Всё стало понятно! Потом я всё-таки нашёл машиниста. Он готовится к поездке и уж точно прояснит ситуацию с поездом. Оказалось, что за него поехал сменщик, повёз к Ижевскому поезду того самого начальника УЖД. «Графиковый» поезд отправляется позже. Машинист не возражал против моего проезда в кабине.
Полученные мной в посёлке сведения уложились в следующее описание истории УЖД.

Т/пр Поломское основано в Кезском районе Удмуртской республики на рубеже 1940-х – 1950-х гг. для добычи торфа на торфомассиве Тугалуд. Рядом с ним был построен посёлок торфодобытчиков. Его назвали, как и т/пр – Поломское. Название такое появилось как производное от названия расположенного в пяти километрах отсюда на другом берегу Чепцы населённого пункта Полом.
Для перевозки торфа приблизительно в 1953 году строится узкоколейная дорога до станции широкой колеи Зилай. Здесь чуть в стороне от станции оборудуется площадка для перегрузки торфа в вагоны широкой колеи. Дальше по линии МПС он отправлялся всевозможным потребителям. (Как мне довелось увидеть, караваны торфа лежат на перегрузе под снегом до сих пор.) Длина ветки – 8 км. Депо и основная станция организованы в пос. Поломское.

Позднее разрабатывается новый торфомассив – Штапегурт, расположеный недалеко от населённого пункта Ключёвка. Точка погрузки располагалась в районе 20-го км УЖД. (Отсчёт, видимо, ведётся на дороге от Зилая.)
Потом линию ведут ещё дальше – до населённого пункта Максимовка. Здесь основывают так называемый «2-й торфоучасток». Это была самая дальняя точка УЖД, удалённая от Зилая на 26 км. Наибольшая общая протяжённость магистрального пути составляла около 30 км.

На дороге было как минимум две ветки. Одна вела на торфомассив Тугалуд и отходила прямо от поселковой станции. Это тот самый треугольник с разбитым ТУ7. Насколько далеко на ней лежали рельсы, я так и не установил. Ещё одна ветка вела на старую плотину при слиянии рек Чепца и Лоза. Местные жители зовут её «ГЭС». Со слов Болашенко, в 2002 году рельсы на ней лежали, но использовать путь было уже невозможно.

Некоторое время существовала линия – связка с УЖД Меньиловского леспромхоза (Верхнелюкский лесопункт). Эта дорога относилась к другому ведомству и выходила на станцию широкой колеи той же линии – Люк. Стрелка, ведущая на эту УЖД, располагалась на 15-м километре дороги. Эта «связка» существовала, скорее всего, для перевозки хозяйственных грузов и леса, закупленного т/пр для своих целей. Начиная от стрелки 15-го километра, рельсовая колея в сторону Люка принадлежала леспромхозу и никакого отношения к т/пр не имела. К настоящему времени она разобрана.

В период расцвета т/пр. в сутки работало по 12 машинистов! Распределение работ было следующим: 9 машинистов были заняты непосредственно в поездной работе, ещё два работали в цеху и один на подмене. Сведения о локомотивном парке были не очень конкретными. Различать тепловозы по заводским номерам, здесь было не принято. Известно только, что когда-то на УЖД были две самоходных электростанции. По словам работников, «Одна была с длинной и одна с короткой кабиной». Это позволяет предположить, что одна была серии ЭСУ1, другая – ЭСУ2а. Также имелось две дрезины ПД1. До нынешних тепловозов было 2 ТУ4, но их номеров никто вспомнить не смог. Списаны они порядка 10 лет назад, т. е. где-то в 1994 году. Кроме того, имелось 3 локомотива серии ТУ7. При этом один был получен недавно с закрытой УЖД в Пычасе. Скорее всего, именно его сгоревший остов я увидел на треугольнике. Вторая кабина без опознавательных знаков стояла на станции, водруженная на узкоколейную платформу.

Нынешний парк дороги составляют два тепловоза: ТУ6А-2662 и ТУ8-0233. На первом мне ещё предстояло проехаться в Зилай. К слову, ему провели своими силами модернизацию, установив в качестве силовой установки двигатель Д-160. После этого, по словам мужиков, машине сносу не будет! ТУ8 стоял в депо без двигателя. Вроде как на ремонте. Но, судя по финансовому положению предприятия, можно предположить, что ремонт этот будет вечным!..
Добыча торфа была существенно уменьшена в 1990-х гг. Перевозить его по УЖД стало нерентабельно. Незначительный объём ныне добываемого сельхозторфа доставляется потребителям автотранспортом. Путь на Максимовку в настоящее время полностью разобран.

Удивительно, но до 2004 года на дороге сохраняется пассажирское движение. Поезда ходят в Зилай 3 дня в неделю и согласованы с пригородными поездами Ижевск – Балезино. Время отправления и дни обращения следующие:
Отправление на Зилай из Полома (время местное, +1 час к Москве):
Пятница – 14.30 и 19.00; суббота – 04.00, 14.30 и 19.00; воскресенье –14.30 и 19.00.

Разъезд в Зилае разобрали между 2002-м и 2004 годами. Теперь обратно в Полом поезд идёт вперёд вагоном! Сколько ещё проживёт пассажирское движение на УЖД Поломского т/пр, неизвестно. (Кстати, нет сведений, жива ли она в настоящее время.) Очень хотелось бы, чтобы эта уникальная дорога окончательно не прекратила своё существование.

Поездка обратно в Зилай в кабине ТУ6А-2662 вызвала у меня бурю неописуемого восторга. Главное, что я именно ехал, а не преодолевал эти километры пешком!
Всё хорошее скоротечно. Вот буфер локомотива упирается в снежный сугроб. Дальше дороги нет! Прощаюсь с Николаем и покидаю кабину. Из вагона выходит довольно много народу. Следуя за ними, нахожу более короткую и цивильную дорогу к путям широкой колеи. Еще раз убеждаюсь в том, что пассажирский в Поломском согласован с пригородным Балезино – Ижевск. Когда я проходил мимо уже знакомой пассажирской платформы на станции широкой колеи, со стороны Пибаньшура серо-зелёной змейкой на станцию медленно заползал состав пассажирских вагонов. Их тянула «одинокая машка» – тепловоз М62. Машинист недовольно свистнул подозрительному с его точки зрения человеку с «мыльницей» в руках. Спасибо, что не вызвал наряд, хотя милиции здесь наверняка просто нет!

Потом был пеший переход до Пибаньшура, благо время позволяло! После череды тяжеловесных грузовых поездов, неожиданно посыпавшихся как из рога изобилия, с опозданием почти в 20 минут, пришла и моя электричка на Пермь. Но это уже к рассказу о Поломской УЖД не относится…

P.S. В октябре 2005 г. мне довелось побывать в Ижевске и пообщаться с местным собирателем истории железных дорог Михаилом Иванцовым. В числе всего прочего он сообщил, что, по имеющимся данным, в августе 2005 г. движения пассажирских поездов на Поломской УЖД уже не было, а последний пассажирский вагон стоит в посёлке с разбитыми окнами. Так что по всему видно: ещё на одной УЖД пора ставить крест! Или…

11.04.05 г.

P.P.S.
"Или..." не получилось, как и стоило ожидать! В начале июля 2007г. от того же М. Иванцова на мой мобильный телефон пришло СМС-сообщение, содержание которого решил привести полностью. Вот оно:
"Остатки Поломской УЖД разобраны осенью 2006г. По бывшему полотну ездит автотранспорт."


Оставляю без комментариев.....


admin December 05 2007 17:41:02
Фото http://www.pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=8
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Вызов детского врача на дом москва некрасовка парк наш район вызов врача на дом. . http://www.video-kuhnya.ru/ шарлотка пошаговый рецепт с фото в мультиварке.
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG