Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕTuesday, September 18, 2018
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
Узкоколейка лесов Оковских

ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Что жива будет Нелидовская УЖД десять лет спустя, я и не подозревал. Будучи в Нелидово в 2004 году проездом, заглянул в Межу. Станция смотрелась осиротело. Из всех построек сохранилась только диспетчерская. Голо выглядели редкие деповские пути без запрятанных в кустах сарайчиков, многочисленных расставленных по тупикам вагонов. Местный дед сказал мне, что леса выделено полквартала, возят его очень редко, от случая к случаю. Посёлок Тросно почти выселен, и графиковый тепловоз ходит туда всего четыре раза в неделю по понедельникам и пятницам: в семь утра резервом и в пол-третьего с хлебным вагоном. Частенько к тепловозу прицепляют платформу для эвакуации имущества покидающих посёлок жителей.

Но вот наступил 2007 год. Год, когда я наконец-то восстановил после затянувшегося ремонта и модернизации свою «пионерку». Случайно заметив в Интернете сообщение о том, что узкоколейка в Нелидово по-прежнему жива, я не смог удержаться от поездки в знакомые заповедные края. Скорее всего уже не заповедные, ибо в период металлоломного бума, продолжающегося и по сей день, вряд ли что могло остаться в тех лесах от брошенных в 90-х годах узкоколеек. Вовремя мы тогда всё-таки на север съездили! Не найдёшь теперь, поди, и костылей на бутаковской насыпи, если и саму насыпь ещё сыщешь. А вот юг остался недоисследованным, этот пробел как раз и нужно было закрыть, пока тянутся по тросненским полям и лугам маленькие узкоколейные рельсы.

Компанию мне составил Павел Кашин, вдвоём с ним на моём «уазике» «УХе», гружённым модернизированной «пионеркой», и отправились мы ранним утром 2 июня 2007 года из Москвы в Нелидово. Десять лет назад Нелидово казалось мне чем-то далёким. Это же целых 330 км от Москвы. Экспедицию туда надо было устраивать основательную, не меньше чем на неделю. Ведь только в одну сторону ехать почти целый день… Но времена меняются. Прогресс не стоит на месте. После экспедиций в Кировскую и Архангельскую области Нелидово в моём понимании стало значительно ближе к Москве, и съездить туда на выходные – пара пустяков. Так оно и вышло. По ровной Рижской трассе, свободной от машин в ранний час, я, не напрягаясь, доехал до Нелидово за 4 часа. В начале девятого утра мы уже были на месте, субботний день впереди, и он должен быть посвящён исследованию сохранившейся части УЖД.

На станции Нелидово широкой колеи стоял под отправлением грузовой поезд с тепловозом 2ТЭ116. На фоне ручных стрелок с флюгарками этот мощный красавец смотрелся просто замечательно. Но едва мы достали фотоаппараты, как из будки стрелочного поста выскочила «сторожевая собачка» – бабка-стрелочница, и стала орать на нас, пытаясь прогнать с «высокосекретного» объекта РЖД, руководствуясь исполнением какой-то там телеграммы. С раздражением плюнув на землю, мы сфотографировали то, что хотели, но впечатление было испорчено. Вот до чего дошла наша железная дорога даже в таком захолустье, как Нелидово!

На станции Межа всё было, как и прежде. Вот только деревянная диспетчерская заперта на замок. Впрочем, неудивительно, выходной день. Пути накатаны, а значит, дорога действительно ещё работает. Это нам подтвердили и местные жители. Как оказалось, за прошедшее время в истории дороги произошло немало перемен, но она по-прежнему жива, и это главное!

За эти десять лет полностью разобрали северный ход, выселили посёлок Тросно. Объёмы лесозаготовок с каждым годом сокращались, беднело железнодорожное хозяйство леспромхоза. «Кризис» в работе приходился как раз на 2004 год. В том году леспромхоз был объявлен банкротом. Но дорогу вместе с остатками лесной базы выкупил Нелидовский ДОК. Сейчас ему принадлежат и рельсы, и тепловозы, и лесозаготовки. На УЖД осталось три рабочих тепловоза. В будни два из них ездят в лес. Один с рабочими, второй (при наличии погрузки) за грузом. Третий по мере надобности эксплуатируется на манёврах. Пассажирских вагонов на дороге не осталось, рабочих возят в выкрашенном в розовый цвет кузове дрезины ПД1, поставленной на раму платформы. Зимой дорога действует только в Меже. С резервного склада на ДОК тепловоз подаёт привезённый автотранспортом с других лесоразработок лес. От Южной магистрали осталось 18 км, оставшуюся часть за ненадобностью разобрали пару лет назад. В ближайшее время узкоколейку закрывать не собираются, поскольку лес за Тросно пока остаётся, а вывезти его оттуда автотранспортом нет возможности.

Разговорчивые жители прилегающих к железной дороге домов с интересом осматривали конструкцию моей дрезины, отмечая особенности, преимущества и недостатки местных «пионерок». «Уазик» нам предложили оставить тут же, в горловине станции: «У нас в Меже все друг друга знают. Если у меня под окном машина стоит, никто не тронет. А вот в городе поди оставь…» Так и сделали. Залив смесь в бензобак, я завёл и немного прогрел двигатель. После этого мы с Павлом собрали в рюкзаки необходимые вещи, продукты, навесили на дрезину палатку, котелок, коврики; помня вероятность завалов, прихватили топор. Собирались мы обстоятельно, поскольку планировали возвращение в Межу только следующим утром. Ночевать решили в лесу. Наконец дрезинка была укомплектована и, радостно стрекоча новеньким мотором, как и десять лет назад, покатила по станционным путям. Вооружённый видеокамерой Павел, стоя у вереницы порожних сцепов, торжественно снимал отправление. На участке до Тросно в этот субботний день никакого движения, кроме «пионерочного», не планировалось. Поэтому серьёзных препятствий в виде тепловоза с грузом на маршруте можно было не опасаться. Ну а стрекот встречной дрезины можно было услышать заблаговременно, лишь чуть-чуть притормозив в кривых участках пути.

А день обещал быть жарким. Это мы поняли сразу, сделав за первой кривой небольшую остановку. После езды на «уазике», суетных сборов, общения с населением хотелось перевести дух, чтобы, забыв о работе и пыльных городах, плавно окунуться в атмосферу тихого леса, где шумит тронутая ветерком молодая листва, квакают лягушки, щебечут птицы да потрескивают, нагреваясь на жарком солнце, рельсы маленькой узкоколейки. На небе не было ни облачка. Луг благоухал яркими цветами. На пышной траве виднелись ещё не высохшие капельки росы. Значит, дождя не будет! Зелёный лес приветливо манил в свою загадочную даль, и, окончательно осознав радостную реальность жизни, сопровождаемые весёлым звоном стыков, мы тронулись в путь.

Знакомая узкоколейка неслась под колёсами. «А путь здесь хуже не стал», – отметил я про себя. Зато дрезина стала лучше. Новая подрессоренная экипажная часть, позаимствованная от штатной заводской «пионерки», позволяла двигаться куда быстрее, мягче и маневреннее. Итак, пугая стрекоз да ящериц, греющихся на насыпи, знакомой дорогой мы двигались на юго-запад. Вот справа показалась заросшая вырубка. Это та, что десять лет назад была свежей. Путь идёт под уклон к Чёрному ручью. Скоро должен быть 5-й км. Вот и знакомая выемка, за это время она сильно заросла ольховником. А стрелки уса нет. Нет и самого уса, нет стоящей на заросшей делянке техники. Добралось всё-таки руководство леспромхоза (или ДОКа) до запасника, сдали всё в чермет. Да и зачем им сейчас этот «загашник»? Вон у депо тепловоз списанный стоит, так с него запчастей трём оставшимся при нынешних объёмах работы на много лет хватит.

Слева потянулась знакомая луговина. Вот и мосток через Чёрный ручей. Стрелки 6-го км за ним тоже нет. Трасса уса на Подсосенку едва читается в густом кустарнике. Если бы я не знал, что здесь был ус, проскочил бы это место, ничего не заметив. Пошли кривые 7-го км. А где же покосы? Покосов давно нет, впрочем, как и постоянных жителей в Тросно. Луга у речки Терешихи заросли бурьяном, в нескольких местах из него торчат одинокие колья, жерди, оставшиеся от изгородей.

С замиранием сердца еду по последней кривой. За ней открывается взгляду широкая залитая солнцем поляна. Вот и посёлок. Вопреки моим ожиданиям, он есть, то есть издалека выглядит почти как и в 1997-м, только весьма запущенно. Огороды заросли травой, большинство домов смотрят на мир пустыми глазницами окон. И стоят дома как-то редко, видно, те, что между них раньше были, рухнули или на дрова разобраны были. Осталось в Тросно и несколько обитаемых домов. Сюда на «пионерках» из Межи приезжают их бывшие, переселившиеся ныне обитатели. Посёлок вполне можно было бы назвать дачным, только нет его уже в списке жилых населённых пунктов района, вычеркнут он и из базы данных почтовых индексов.

Как и когда-то пассажирский поезд, прибываю в Тросно на главный путь. Проследовав между двумя составами брошенных ржавых платформ и сцепов, стоящих на боковых путях, останавливаюсь напротив полуразрушенного станционного здания. Глушу двигатель, и над безжизненным пространством наступает тишина. Не кричат петухи, не лают собаки, как это было в 97-м. Тишина, только тёплый ветерок шумит листвой редких деревьев. Побродив вокруг станции и найдя в траве у бокового пути низкую бетонную пассажирскую платформу (я же помнил, что была она!), мы трогаемся дальше. А дальше я ещё ни разу не ездил...

Сразу за разбитыми выходными стрелками станции пошла глубокая выемка в крутой «S»-образной кривой. Дрезину резко бросало на переломах пути, пружинили рессоры. Видимо, как раз о ней нас особо предупреждали местные жители: много народу здесь на «пионерках» попадало. Плюхая на стыках, мы медленно выкатились из кривой на спуск. Метрах в трёхстах внизу был высокий металлический мост через тихую лесную речку Тросну. Здесь мы устроили второй привал, чтобы дать волю «художественному чутью» и сделать несколько фотоснимков. На насыпи у моста чернели следы кострища. Видно, рыбаки жгли. Справа от узкоколейного был второй мост – деревянный, тракторный. Когда-то вдоль узкоколейки здесь шла зимняя лесовозная автодорога из Тросно.

Побродив по берегам реки, мы продолжили наш путь. В конце длинной прямой на 10-м км была зашитая стрелка уходящего вправо капитального уса. Её проследовали без остановки. Узкоколейка пошла на насыпи среди заболоченного лиственного леса. Колея представляла собой ковёр из мелкой, чуть выше головок рельсов, пушистой травы, как будто специально выровненной тепловозом. Как ни пытались мы найти среди обступавших узкоколейку зарослей следы пересечения со старой УЖД Богдановского фанерного завода, не нашли. Даже насыпи стрелки на Курово-Белохвостовскую ветвь видно не было. Зато в конце длинной прямой слетели второй осью с рельсов, переезжая упавшую поперёк пути тонкую осину. Издалека в траве её не было видно. Дерево тут же срубили топором, путь расчистили, чтобы не попасться в ловушку на обратном пути.

На 15-м км вправо пошёл ржавый ус, а на 18-м мы достигли двухпутного разъезда. Перед ним находилась стрелка рабочего уса, отходящего от магистрали влево. Проследовав, согласно положения стрелок, разъезд по объездной, мы наткнулись на обрыв пути в кривой за выходной стрелкой. Дальше дорога была разобрана. Место окончания колеи было обозначено коричневой пластиковой бутылкой «Ярпиво», насаженной на ветку ближайшего к пути дерева.

Помимо рабочего уса, с разъезда 18-й км шёл вправо ещё один ржавый ус. Первым делом аккуратно исследовали его. Через полкилометра лежащий на лагах среди осинника путь вывел нас на старую делянку. Проходя по краю её, ус метров через 500 закончился, дальше делянку окаймлял неровный ряд осиновых брёвен, использованных когда-то под шпалы.
На рабочем усу 18-го км нас поджидал серьёзный завал из недавно упавших берёз. Прорубив его, мы попали на свежие вырубки. На делянке среди навала брёвен рядом с узкоколейкой стояли заляпанные глиной трелёвщики. За точкой погрузки путь обрывался.

День мы завершили исследованием уса 10-й км. Ус не использовался давно и сильно зарос травой. Всё бы ничего, да только в сумрачном лесном коридоре, куда жарким днём не доставало солнце, не высохла на траве роса. «Пионерка» отчаянно буксовала на мокрой траве, и никак не желала ехать вперёд. По очереди стоя на раме сзади и периодически подталкивая дрезину, мы всё-таки прошли пятикилометровый участок уса, и благополучно скатились на насыпь, когда невидимые в траве нити рельсов прервались. Развернув дрезину, водрузили её назад на путь. Вопреки моему ожиданию, в обратную сторону «пионерка» пошла не лучше. Всё также приходилось толкать, повисая сзади на раме. Разогнались только к самой стрелке, у выхода на магистраль. Паша вовремя вспомнил: «Серёг, не гони, стрелка-то зашита!»

После долгих поисков сухого места в заболоченном на всём протяжении лесу, на ночёвку мы встали на краю тросненской поляны, в начале выемки со стороны реки. За водой ходили пешком на Тросну по полотну узкоколейки. Солнце давно уже скрылось за чёрным лесом. Жарко горел костерок, трещали сухие ольховые сучья. Палатка стояла на травянистой опушке, внизу в выемке шёл путь УЖД. Где-то там в темноте ночевала скинутая с пути «пионерка». Стрекотали в траве кузнечики, трещал коростель. Тёплый летний вечер над притихшей поляной сменялся такой же тёплой летней ночью.

Позавтракав, утром мы стали возвращаться в Нелидово. Посёлок Тросно, как ни странно, ожил. Где-то в стороне в одном из домов стучал топор, с другой стороны доносились голоса. В нескольких местах у магистрали узкоколейки стояли снятые с рельсов дрезины. Одним словом, воскресенье, дачный сезон. Уже за посёлком в кривых встретили мы ещё одну местную «пионерку», следующую навстречу.

Входная горловина станции. Стрелки стоят на пятый путь. Что ж, на пятый так на пятый, по нему и поедем. Под окнами домов ждёт нас верный «уазик». Услыхав шум мотора, выглянули местные мужики. «Как там, в лесу-то, рыбы на речке наловили? – спрашивают они и, не давая ответить, – сейчас грибов ещё нет. Вы осенью приезжайте, поедете по грибы, за брусникой, клюквой. У нас здесь места богатые… А машину теперь знаете где оставить!» Как всё-таки объяснить местным, что не за рыбой мы ездили, не за грибами, а узкоколейку смотреть? Не понимают: «Зря рыбу не ловили, ну да ладно, главное, что отдохнули хорошо на природе. А осенью не забудьте, приезжайте…»

Насчёт грибов на самом деле идея хорошая, и, наверное, стоит её в жизнь воплотить. Хочется приехать в Межу, правда, не этой осенью, а следующей или года через два-три. Так же поставить «пионерку» на путь, и уехать по Нелидовской узкоколейке в пусть и недалёкую, но всё-таки заповедную лесную даль. Хочется верить в то, что, несмотря на все трудности нынешних времён, останется в старинных Оковских лесах маленькая изюминка – узкоколейка. Будет мало-помалу возить лес стране, и не скоро пойдёт по этим тонким, запрятанным в траве рельсам последний поезд на Тросно.

07.10.2007 г

Продолжение темы З Д Е С Ь
admin December 05 2007 17:24:11
Фотоальбом http://www.pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=51
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Интимные домашние фото девушек голых.
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG