Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕSunday, June 24, 2018
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
ВОЗРОЖДЕНИЕ
ВОЗРОЖДЕНИЕ

Павел В. Кашин

Кто бы мог подумать, что простой вопрос, заданный на одном из любительских ж/д форумов, может иметь такие далеко идущие последствия! И всего-то человек узнать хотел, цитирую: «А есть ли у кого из вас своя собственная дрезина?» Имелась в виду съёмная мотодрезина типа «пионерки» или что-то похожее на неё по своим функциональным возможностям. «Свалившиеся» после этого во всемирную сеть пространные размышления о высших материях, а также пара-тройка фоток неких самодельных конструкций (одна из них в музее где-то в Финляндии) были мной абсолютно без задних мыслей показаны Сергею Костыгову. Да и сказанное при этом: «А ведь и у тебя нечто подобное когда-то было» не подразумевало под собой ничего, кроме констатации факта.

Сергей меж тем глубоко задумался. Сначала на сайте «Переезд.Ру» появилась его статья «Последняя экспедиция «пионерки». Иллюстрирована она была в т. ч. и тем, что мне удалось «вытянуть» из видеолетописи тех событий, которую вёл А. Андреев. Позднее Сергей, к моему удивлению, ударился в поиски мотоциклетного движка на место того, что когда-то был поставлен взамен развалившегося при поездке в Кадниковский. Модернизация так и не принесла успеха: «по-человечески» импортный движок на русской самопальной дрезине работать не захотел, что и послужило причиной многолетнего забвения последней.

Увы, я не был свидетелем того, как Сергей «реанимировал» свою «пионерку», долгие годы пролежавшую где-то в гараже. Весь этот процесс я обозвал «КРП после РУДа». Сие в переводе на общеупотребительный русский язык с языка железнодорожного означает: производство капитально-восстановительного ремонта (т. е. КРП) после длительного хранения на «базе запаса» :) (официально на РЖД это называется резерв управления ж/д – РУД).

Пропустить же первые испытания обновленной конструкции я не мог, даже под страхом ссоры с любимой женой! («Опять меня одну в выходной оставляешь! Я тебя и так редко вижу!» – говорила она.) После долгих раздумий и просчёта возможных вариантов выбор пал на пути УЖД бывш. Радовицкого транспортного управления (РТУ), ныне именуемого "Радовицким торфо-транспортным предприятием" (РТТП). Основными критериями были небольшая удалённость от Москвы и желание выяснить, по возможности, текущее состояние основных магистральных путей и раздельных пунктов этой узкоколейки.

Поездка была назначена на последний день марта 2007 г., аккурат накануне дня смеха. Нет! Не подумайте, всё нижеописанное не является шуткой! Ясное небо дарило надежду на солнечную погоду, когда в 7.00 утра я грузился в «УХ» у ст.м. «Новогиреево». По дороге почему-то вспомнилась наша совместная поездка в Шатуру четыре года назад. Погода, да и состояние природы тогда были абсолютно такими же, хоть события происходили на 20 календарных дней позднее. Поневоле начинаешь верить в т. н. «глобальное потепление»! Но суть не в том.

0-й километр поездки

В помещении диспетчера УЖД связались с главным инженером РТТП и получили «добро» на поездку до Северного поста после освобождения участка Пост Комсомольский – ст. Торфяная. (откуда-то с Лесного шёл тепловоз резервом). Дабы не терять времени зря, выгрузили «пионерку» из «УХа», Сергей начал её экипировку. Поскольку «пионерочное» движение из-за интенсивности основного на этой УЖД никогда не практиковалось, наши манипуляции, а особенно само чудо технической мысли вызвало хоть и вялый, но всё-таки интерес со стороны оказавшегося в тот день на трудовой вахте персонала торфотранспорта. По прибытии ТУ7А-3071 участок стал «нашим» полностью.

«Торжественного старта» не получилось: дрезина хоть и завелась, но с места трогалась только «с толкача». А всё-таки главным было то, что она пусть так, но поехала!!! И не только поехала сама, но смогла везти на себе двух пассажиров. Свернув в Комсомольском на Северный (боковую магистраль, ведущую в сторону посёлка Радовицкий Мох (ст. Свежая), мы остались один на один с однопутным, прямым как стрела в пределах видимости узкоколейным перегоном. Пока Сергей разбирался с передачами (а с места дрезина не шла из-за того, что, позабыв за семь лет устройство механизма включения передач, водитель вместо 1-й втыкал с места 4-ю), я наслаждался первыми километрами поездки. Справа по ходу в жухлой прошлогодней траве угадывалась уже порядком осевшая насыпь второго главного пути. Его разобрали где-то в середине 1990-х гг. Из-за этого, по рассказам Сергея, Комсомольский пост из «сурьёзного», на котором велось дежурство и трёхпутный перегон превращался в две расходящиеся под почти прямым углом двухпутки, теперь превратился в банальную необслуживаемую стрелку на перегоне.

Важности происходящему действу добавило то обстоятельство, что даже две иномарки на переезде 4-го км почтительно остановились как вкопанные, чтобы, согласно ПДД, пропустить необычное транспортное средство, едущее по ж/д пути. Мы, правда, увидев, что желоба забиты гравием до головок рельсов, решили не ударить в грязь лицом перед автовладельцами. Не сговариваясь, дружно соскочили с сидушки, протолкали «пионерку» по переезду и, снова оседлав её, гордо умчались вдаль.

9-й километр поездки

Возле Северного на насыпи бывшего второго пути стоял одинокий «ЛуАЗ». Его хозяева, видимо, ушли на рыбалку на протекающий рядом канал Жилинского. А может, и побраконьерить решили: над ещё голыми берёзками и осинами то и дело слышались далёкие ружейные выстрелы. От поста поехали прямо в сторону разъезда Октябрьский, чтобы выяснить его состояние и по возможности вернуться по «закольцовке» через Фарафоново на Второй производственный участок Радовицкого Мха (разъезд Лосиный). За Северным линия идёт вдоль канала, что позволило мне, сидящему как раз справа по ходу движения, насладиться видом этого искусственного сооружения и просыпающейся природой вокруг него.

Интересно, что дальше Северного пришлось ехать без запроса: здесь начиналась зона ответственности торфопредприятия «Радовицкий Мох». Диспетчерского дежурства у них нет. Ездящие здесь, в основном свои, радовицкие тепловозы, зная, что Рязановка от них торф сейчас не возит, диспетчеру в Рязановке не докладываются. Тот их и в своём графике исполненного движения не рисует. Друг с другом машинисты общаются исключительно по рации. В общем, полная «самостийность». Зная сложившуюся ситуацию, Сергей решил поехать дальше без запросов (да и как его получить?), благо, отсюда аж до Прокши восьмикилометровая прямая, встречный издалека видно.

14-й километр поездки

Разъезд Октябрьский оказался заброшенным. Останки двух боковых путей тянутся в густых серо-коричневых верёвках прошлогодней травы, все стрелки, кроме одной, давно разобраны. Да и здание поста – не более чем руины трёх стен в кустах. Вообще, место живописное: за остатками кирпичной кладки небольшой перелесок и бесконечная гладь водохранилища за ним! Летом из-за буйной растительности наверняка такой панорамы не будет!

Вдали, в дымке, прямо на оси магистрального пути виднелось нечто монстроподобное. При рассмотрении «этого» в видоискатель камеры удалось разглядеть черты вертолёта. Во как! Оттуда к нам шёл мужик с явным намерением познакомиться. Ну что ж, лучше не накалять обстановку и дождаться его. Было обидно одно: дальше пути нам сегодня нет: не обносить же 150-килограммовую «тушу» «пионерки» вокруг объёмного «тела» вертолёта по кустам, жухлой траве и только что оттаявшей почве!

Дядька оказался малообщительным. Представившись сотрудником ФСБ (!), он поинтересовался наличием у нас огнестрельного оружия. Больше его ничего не интересовало, и нежданный пришелец довольно быстро удалился восвояси. Как нам подумалось, велась целенаправленная облава на «несанкционированных» охотников. Хотя природа пробуждалась этой весной с явным опережением графика, охотничий сезон ещё не был открыт.Учитывая непреодолимое препятствие, Сергей всё равно решил проверить «закольцовку», не с этой, так с обратной стороны, поэтому, развернув дрезину, мы двинулись назад, в сторону Северного.

21-й километр поездки

Второй производственный участок оказался обитаем! Пообщаться с нами вышел сторож. Сергей обсудил с ним особенности конструкции своего творения. У сторожа мы также поинтересовались возможностью связаться с диспетчером для запроса дороги на Фарафоново. В ответ услышали: «А зачем звонить-то? Сегодня здесь движения не будет. По выходным только в семь утра со Свежей тепловоз бывает, на 2-м и 3-м участках сторожей меняет, обратно возвращается, и всё! Так что поезжайте спокойно, кроме вас, никого не будет». После беседы мы слазили на пожарную вышку. На высоте дул совсем не слабый ветер, а старая деревянная конструкция подозрительно скрипела, угрожая сложиться в любую минуту как карточный домик. Но все эти опасности были ничто по сравнению с видом, открывающимся сверху.

(При написании сих мемуаров я долго просидел перед монитором, но всё-таки понял, что надо быть истинным писателем, чтобы пытаться описать красоту окрестностей и гамму чувств, переполнявших меня в тот момент. У меня же в мозгу «засела» только фраза из фильма «Титаник»: «Я на вершине ми-ира!!!»)

За Лосиным слева и справа от узкоколейки потянулись распаханные торфяные поля. Большинство т. н. «карт» было залито водой. Среди тёмно-коричневых просторов торфоразработок, прореженных белёсыми полосами голых берёз, возвышались торфяные караваны, петляли кривые времянки. То тут, то там в зарослях ещё не обретшей лиственную зелень растительности краснели попадавшие на неровностях пути перевёрнутые вагоны ТСВ. Магистральный путь заметно ухудшился. Не столько в плане, сколько в профиле. Он весь был в пучинах и просадках. Да, здесь, и на времянку не заезжая, немудрено вагонов навалять…

Через пару километров после разъезда Удёный, названного в честь расположенного неподалёку Удёного озера, был треугольник. Наезженный путь поворачивал направо, на 3-й участок. Прямо же шла ржавая «закольцовка». Ещё пару лет назад она активно использовалась. Тогда со Свежей на болота отправлялись параллельно два рабочих поезда. Один шёл через Октябрьский и Северный на 2-й участок, а второй – через Фарафоново на 3-й. В последнее время поезд остался один, теперь он курсирует на 3-й участок через 2-й, а линия «закольцовки» Прокша – Фарафоново не действует. Интересно, почему этот путь не разбирают? Либо руки не дошли, либо этот участок ещё планируется использовать.


29-й километр

Миновав разобранный разъезд Фарафоново, за левой кривой выехали на простор старых полей. Вся местность имела сильное понижение относительно уровня насыпи УЖД. Кое-где виднелись картовые канавы с сильно оплывшими и заросшими кустарником берегами. Где-то далеко у горизонта полоски леса очерчивали границы бывшего болота. Здесь же пространство сплошь занимали низкорослые деревца. Трудно было понять, отчего они имели скромные размеры: то ли из-за того, что торфоразработки здесь прекращены недавно, то ли из-за не слишком пригодного для растительности почвенного слоя, то ли от того и другого разом.

33-й километр

Доехали мы до бывшего разъезда Озёрный. Дав дрезине передохнуть на площадке бывшего разъезда, повернули назад. «Закольцовываться» на Октябрьский отсюда не было желания по трём причинам. Во-первых, вертолёт к этому времени мог ещё не покинуть своей позиции на 15-м км магистрального пути. Во-вторых, с «закольцовкой» всё ясно. Третья причина заключалась в том, что вдохновлённый поездкой на возрождённой «пионерке» Сергей решил закрепить успех первой обкатки посещением Третьего производственного участка и попробовать всё-таки «закольцеваться», на этот раз через Пятый участок «Рязановского» т/пр и Лесной пост. Я не возражал, имея неотвязное желание продлить этот внезапно свалившийся на меня праздник на максимально длительное время.

40-й километр

Третий участок выглядел обитаемым, однако нам навстречу так никто и не вышел. Из-за этого стало как-то неуютно. Но хуже было другое – сразу за участковым разъездом путь оборвался. Дальше виднелись следы не такой уж и давней разборки. Жаль! И здесь «закольцеваться» не удалось, оставалось только возвращаться. В принципе, пора было, а то диспетчер наверняка будет волноваться из-за нашего долгого отсутствия.

50-й километр

Последний фотостоп сделали на мосту через канал Жилинского у Северного поста. Под откосом чуть присыпанный глинистой землёй валялся упавший когда-то двузначный входной светофор. Сбившиеся козырьки и единственная уцелевшая линза почему-то вызвали у меня ассоциацию с упавшим дядькой, дошедшим до такой кондиции, когда голова ещё соображает, а ноги уже не держат. «Лицо» светофора как бы вопрошало: «Ой! А чегой-то я упал-то?» Почему-то мне стало его по-человечески жалко.

58-й, он же 0-й километр поездки

Заслышав мотоциклетный треск, диспетчер даже вышла нас встретить. Представил, что может подумать эта дама: два мужика приехали на «УАЗе», выгрузили «пионерку», покатались на ней в своё удовольствие, погрузились обратно и уехали! Наверняка удивилась: «У каждого, конечно, свои причуды, но что б до ТАКОГО!»
У нас поинтересовалась:
– Ну и куда вы на ней теперь поедете?
– Хм, узкоколейки в России пока ещё есть: куда-нибудь да поедем!

Ну что ж, поздравим «пионерку» Сергея со вторым рождением! А какие заповедные и заветные линии удастся открыть с её помощью – покажет время!

Специально для сайта «Переезд.ру» 02.05.2007 г.
admin January 08 2008 17:26:41
Фотографии http://www.pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=38
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Запчасти для кофемашин bosch. . http://toysforboysandgirls.ru/ поиск по тегу купить Wall Racer. . Английский язык для детей калининград центр изучения иностранных языков.
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG