Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕTuesday, November 13, 2018
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
Пижма
Сергей Костыгов


АРБА


(продолжение экспедиции 30.04 – 04.05 2010. г)

…несколько километров не доезжая старинного села Ошминского, нас ждал переезд с другой узкоколейкой – Пижемского ЛПХ, по слухам, на этом участке уже разобранной. Леспромхозовская УЖД протяжённостью 32 км вела когда-то из Пижмы в лесной посёлок Арба. На 25-м км находился переезд с автодорогой Тоншаево – Южный. В 2002 году, когда я первый раз был в этих местах, два раза в неделю по понедельникам и четвергам из Арбы в Пижму ходил пассажирский поезд с арбинским тепловозом ТУ6А. Вскоре после этого леспромхоз от заготовки леса в Арбе отказался.

В месте пересечения с УЖД на дороге виднелось относительно свежее пятно асфальта. В сторону Пижмы по насыпи шла расквашенная лесовозная автодорога. А вот в сторону Арбы, как ни странно, лежали ржавые, петляющие из стороны в сторону рельсы. Похоже, путь от переезда до Арбы оставлен, вероятно, потому что посёлок ещё жив, а другой дороги к нему нет. Заросшие рельсы, уходящие в тоннель обступившего узкоколейку леса…



Дорога до Арбы была в ужасном состоянии. Не сошли с рельсов ни разу, но ехали 7 км не меньше часа. На пути были заметны следы кустарных путевых работ: подпёртые деревянными кольями рельсы, редкие свежие шпалы из берёзового кругляка. Путь гулял из стороны в сторону. Перекосы, выбросы, просадки стыков. «Пионерка» бултыхала на стыках и гремела, как старое ведро. Проследовали едва дышащий деревянный мост через речку Шукшум, пару стрелок разобранных лесовозных усов. На 27-м км когда-то находился разъезд Кугонёр – осталась едва читаемая насыпь ветки в посёлок Майский, площадки разъезда обнаружить не удалось.

Но вот и Арба. Достаточно большой посёлок растянулся вдоль узкоколейки. В самом начале – деревянный мост через одноимённую речку, слева полузатопленный автомобильный мост, следы автозимника. За рекой путь взбирается в гору, на которой напротив закрытого на замок магазина расположена двухпутная станция. Разобранная объездная, стрелки поселковых путей. Из домов выглядывают удивлённые жители, несколько мужиков и женщина направляются к нам. Да, никак не ожидали они увидеть здесь чужую «пионерку».

На вопрос «Как вы живёте-то здесь?» никак не ожидали мы услышать ответ «Хорошо!» Не с иронией было сказано, серьёзно. Люди действительно были по-своему довольны. Кругом лес, тишина, спокойствие. Охота, рыбалка. Лесозаготовки, оказывается, тоже в окрестностях сохранились, вместо развалившегося леспромхоза лес рубят частники. А значит, есть и какая-никакая работа! С дорогой только проблема, но к этому недостатку местные давно привыкли.

Посёлок Арба был основан ни много ни мало 60 лет назад. В 70 – 80-х годах здесь велась активная лесозаготовка, жизнь в посёлке кипела. В 90-х годах темпы значительно поубавились, но работа была. В лесу работало 4 бригады, в посёлке имелся собственный тепловоз ТУ6А, занимавшийся работой на усах. Он же утром возил к переезду на автобус школьников, после обеда забирал их обратно. Как я уже говорил, два раза в неделю тепловоз ездил в Пижму за продуктами и хозяйственными грузами. Был в поезде и пассажирский вагон. Перевозки леса по магистрали велись пижемскими тепловозами ТУ4 и ТУ6А.

Летом 2002 года леспромхоз забрал из Арбы тепловоз, прекратил лесозаготовку на Арбинском участке. Последовала разборка путей узкоколейной дороги. Брошенные на произвол судьбы местные жители добились сохранения и передачи в ведение районной администрации семи километров узкоколейки до переезда. С тех пор уже 8 лет связь с посёлком осуществляется зимой по автозимнику, а летом и в межсезонье по узкоколейке. Ездят по УЖД на дрезинах-«пионерках», их в Арбе несколько. На «пионерках» возят продукты в магазин, школьников к автобусу. В посёлке проживает порядка 50 человек, 10 из них – учащиеся. «Проблема у нас одна, – говорит жительница посёлка, – мост через Шукшум. Никак не добьёмся в администрации, чтобы выделили средства на его ремонт»
.
Арба осталась позади, снова дрезинку кидает на выбросах. Погрузка в оставленные на переезде машины, и наш коллектив движется к следующей точке маршрута – посёлку Пижма. Ну, а пока «Газель» и «Патрол» петляют по узким шоссе Тоншаевского района Нижегородчины, я сделаю небольшое отступление, чтобы рассказать читателю историю узкоколейки Пижемского леспромхоза, услышанную мной из уст начальника дороги Владимира Геннадьевича Шишмакова и старого машиниста Аркадия Васильевича (фамилию я, к сожалению, не записал) во время первого визита сюда в 2002 году.

Пижемская УЖД начала строиться в 1947 году. В 1948 году на 12-м км дороги был основан лесной посёлок Унжа, в 1949 году на 18-м км – посёлок Южный. В 1950 году протяжённость магистрали дороги составила 32 км, в лесах у села Ошминского появились посёлки Майский (к нему вела четырёхкилометровая ветка от разъезда Кугонёр) и Арба.

В 50-х годах узкоколейка эксплуатировалась параллельно двумя организациями – Пижемским ЛПХ и Ошминским ЛСК Мосэнерго. Леспромхоз заготавливал лес до 18 км, в его подчинении находились посёлки Пижма и Унжа, Мосэнерго владело южной частью лесозаготовок, посёлками Южный, Майский и Арба. Официально протяжённость магистрали дороги Пижемского ЛПХ составляла 18 км, дальше шла магистраль УЖД Мосэнерго. У Мосэнерго на окраине Пижмы были собственный нижний склад, лесокомбинат, своё паровозное депо. Примыкание этих путей находилось на 2-м км дороги.

В 50-х годах на Пижемской УЖД эксплуатировался обширный локомотивный парк. Леспромхоз имел 2 паровоза ОП2, 3 ВП, 1 Кп4, 1 ПТ4, два мотовоза МГФ, несколько бензиновых мотовозов МУЗ-4, 4 дизельных мотовоза с двигателями СМД, путеукладчик СРП, две пассажирские, грузовая и пожарная автодрезины. В хозяйстве Мосэнерго насчитывалось 2 паровоза 159-го типа, 1 Кп4, 1 ВП, 1 ПТ4, несколько МУЗ-4, путеукладочный поезд СРП и пожарная дрезина ПМД. С учётом большего, чем у леспромхоза, плеча вывозки, магистральных паровозов у Мосэнерго было в обрез. По воспоминаниям Аркадия Васильевича, на некоторое время Мосэнерго брало в аренду паровоз Кч4 из Горьковского транспортного управления.

В 1957 году лесозаготовки Мосэнерго были переданы лесопромхозу, узкоколейные дороги вместе с локомотивными парками были объединены. В ходе объединения был упразднён посёлок Южный, в 60-х годах перестал существовать Майский. Жители этих посёлков были переселены в Унжу и Арбу.

В 60-х годах на узкоколейку поступило 6 дизельных мотовозов МД54-4, два новых путеукладчика (вероятно, с мотовозами СЭП2М), на базе ходовых частей старых паровозов 159-го типа Семёновским заводом были изготовлены 2 самодельных тепловоза мощностью 80 л.с., получившие обозначение С-80. В конце 60-х годов на узкоколейке появилось 3 тепловоза ТУ4 Камбарского машиностроительного завода, в 80-х годах на смену МД54-4 поступило три тепловоза ТУ6А.

В 60-х годах на всех станциях и разъездах дороги – Пижма, Раменский (8-й км), 12-й км, 18-й км, Кугонёр, Арба, Южный велось круглосуточное дежурство. В Пижме имелся входной семафор, остальные раздельные пункты были оборудованы входными дисками с керосиновыми фонарями. В конце 70-х годов в связи с переходом на радиосвязь дежурные по станциям были сокращены.

В 80-х годах был выселен лесной посёлок Унжа, основной район лесозаготовок переместился за Арбу. Протяжённость магистрали дороги составила 40 км, ряд усов заходил на территорию Кировской области. В начале 90-х годов темпы заготовки леса начали снижаться, дорога постепенно разваливалась, путь стал приходить в негодность. Вывозка леса обрела сезонный характер: летом и осенью. Зимой её заменила автовывозка, по УЖД возили в Арбу продукты, обратно с сенокосов – сено, чистили пути. Весной начинался ремонт путей, и лишь с начала – середины мая – долгожданное грузовое движение.

В 2002 году в локомотивном парке насчитывалось 5 тепловозов – четыре ТУ6А (один из них был собран силами лесопромхоза из запчастей: рама из Альцевского т/пр, тележки и кабина из Буреполома), одного старого ТУ4 и нового тепловоза ТУ8-076. При этом магистральный ТУ4 эксплуатировался на манёврах на нижнем складе, пришедший в упадок путь не выдерживал его вес. Лес возили ТУ6А и ТУ8 из-под Арбы. В составе было 5–6 сцепов. Грузовой поезд приходил в Пижму раз в сутки. В 3–4 утра тепловоз с порожняком отправлялся на Арбу, возвращался назад в 8–9 вечера, а иногда к 12 ночи. Скорость движения по узкоколейке не превышала 10 км/ч. Пассажирский из Арбы до Пижмы едва укладывался в 3,5 часа, грузовой шёл как минимум в полтора раза дольше. Расписание пассажирского: понедельник, четверг 7.00 из Арбы, 10.30 в Пижме, в 14.00 обратно, в 17.30 в Арбе.

Знакомый посёлок с названием Пижма. Поселковая улочка петляет среди домов, забираясь в самую северо-восточную часть. За деревьями виднеются стоящие под навесом красные тепловозы. Вид у них не ахти, но рабочий. 3 ТУ6А и ТУ8 с облезлой надписью «Россия». ТУ4 уже нет, списали, от него только кабина за старой деревянной водонапорной башней валяется. «В лес давно не ездили, – говорит встретивший нас сторож РММ, – за зиму леса много автотранспортом навезли, сейчас надобности в узкоколейке нет. Были разговоры на конец лета ус новый строить, но пока дорога стоит».

Ржавые пути, заставленные хаотично разбросанными по станции вагонами – сцепами, платформами и «решётками», не вселяли надежды. Над железнодорожным хозяйством царила атмосфера уныния и бесхозяйственности, «начала конца». Хочется верить, что поезда ещё побегут по этим маленьким рельсам, только верится слабо.

Отправились на перегон после небольшого дождя. Вечернее солнце озарило жёлтым светом тощий берёзовый лес, пушистые зелёные ели, растущие вдоль УЖД. Ржавая узкоколейка привычно повела в лесную даль. Двигались мы неспешно, останавливаясь на фотостопы. Но вскоре вдали показалась следующая за нами дрезина. Пропуск «пионерки» осуществили на стрелке старого уса на 8-м км. Брошенный ус резкой кривой внедрялся в плотные дебри кустарника. Рельсы были спрятаны под копнами прошлогодней травы. У стрелки примыкания стояло три платформы, дальше прямо в колее росли молодые деревца. О протяжённости уса можно было только гадать.

«Пионерка» с охотниками прогрохотала мимо, мы вывели дрезины с уса и спокойно продолжили свой путь. Вскоре узкоколейка вышла на болотистую полянку, слева показалась площадка бокового пути Раменского разъезда. На 9-м км ещё один ус, правый. В самом начале уса – свежая делянка, а дальше массивный завал.

На 11-м км магистрали путь резко повернул налево, превращаясь в далеко идущий ус. Рельсы в продолжение магистрали лежали, но стрелки не было. Несколько звеньев пути было снято, вместо них владельцы «пионерок» приспособили деревянные лаги. Магистраль круто спускалась к речке Унжа. Внизу показался аварийный деревянный мост. У моста несколько вытоптанных площадок, остатки рыбацких костерков. На другой стороне огромная поляна бывшего посёлка Унжа, представленного развалинами последнего дома. Покрытый серой травой путь устремился через поляну в темнеющий лес. Солнышко уже спряталось за макушками деревьев, пора было вставать на ночёвку. Лагерь разбили на краю леса, на площадке разъезда 12-го км, от которого остались входная стрелка и половина бокового пути.

Пока ставили палатки и разводили костёр, из леса прошла местная «пионерка». Её хозяин сказал нам, что ездил смотреть дорогу. Проехал до 17-го км, наткнулся на большой завал, пилить не стал и вернулся.

Ночью прошёл сильный дождь, промочил насквозь весь лес. Но утро было ясное. Солнечные лучи быстро высушили траву и поверхность земли. Узкоколейка за Унжей не эксплуатировалась 8 лет. Она сильно заросла кустарником, путь пришёл в негодность. Несколько раз «пионерки» сходили с рельсов по уширению колеи. Дорога шла низкими лиственными лесами, перемежающимися узкими болотистыми полянами. На 17-м км начались завалы. Пропиливая их, мы первые в этом году двигались в лесную глушь. Продвинулись недалеко. На 19-м км путь оказался раскантован, затем завален. Дальше пробиваться сил уже не было. Но труд участников был вознаграждён – на 18-м км, в месте выселенного давным-давно лесного посёлка Южный, на краю поляны стояла кабина щёточного снегоочистителя СЩС выпуска начала 50-х годов.

Исследование уса 11-го км по дороге в Пижму также закончилось неудачей. Через два километра в кривой на тракторном переезде было сдёрнуто несколько звеньев пути. Транспортировка дрезины на отрезанный участок уса через распаханную трелёвщиками просеку требовала сооружения деревянного пути, то есть больших трудозатрат и уймы времени.



ГРУСТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Последней узкоколейкой этой экспедиции была Зебляковская УЖД в Костромской области. Эта дорога постоянно манила нас накатанными рельсами, мы не раз пересекали её по дороге в Кировскую область, Коми и Пермский край. Жёсткий график дальних экспедиций не давал возможности посвятить день-другой Зеблякам, и мы каждый год оставляли эту дорогу на будущее. Приехав в Зебляки вечером 2 мая, в наступающих сумерках, мы были разочарованы. Оказалось, опоздали, опоздали на каких-то полгода. Осенью 2008-го узкоколейка ещё активно работала, работала и в 2009-м, а с наступлением зимы была закрыта. Руководство российско-американской компании, выкупившей леспромхоз, посчитало узкоколейку транспортом прошлого века. Налаженный механизм железнодорожных служб, работавший как часы на протяжении десятилетий, был разрушен одним приказом по предприятию. Узкоколейку было решено разобрать и сдать в металлолом как можно быстрее (чтобы не мозолила глаза!), это решение и стало реализовываться с наступления весны.

Вывозку леса из массивов, в которых лесовозные автомобильные дороги с почвами и грунтами несовместимы, руководство решило производить зимой по зимникам, делая огромный задел леса на резервном складе на лето. Насколько оправданно это решение и каковы истинные цели стоящих во главе предприятия людей, остаётся за кадром. Вот только маленькая дорога, с которой была связана жизнь каждого зебляковца, стала резко сокращаться. В 2009 году протяжённость магистрали дороги составляла 30 км, она совсем немного не доходила до выселенного в 2004 году посёлка Васенёво. Сейчас же дорога заканчивалась где-то на 19–20 километре, сразу за бывшим посёлком Западным.

Вся оставшаяся техника была собрана в огороженном свежим забором депо, тщательно охранялась. По словам бывших работников, на ходу оставались лишь два тепловоза, которые ездили на демонтаж линии, остальные разбирались и продавались на запчасти.

Прохладные весенние сумерки окутывали тихий лес. Магистраль Зебляковской дороги положительно отличалась от Пижмы и Южного. «Пионерка» летела на четвёртой передаче ровно и мягко. Лишь редко позвякивали стыки. Под нами был настоящий бесстыковой путь, сварные плети. И такую дорогу разбирали!..

На ночь остановились на 10-м километре, в небольшой выемке. Ночью мимо несколько раз проносились местные «пионерки», пользуясь последней свободой передвижения. Утром ровная как стрела магистраль, поднимаясь на бугры и спускаясь в низины, повела нас дальше вперёд. На 16-м км – двухпутный разъезд Западный, справа – поляна давным-давно выселенного посёлка, в конце разъезда – примыкание левой ветки. За Западным – ровная заманчивая кривая, а за ней тупик. На рельсах шпала, дальше – следы свежей разборки. Вот и всё, осталась только ветка от Западного.

Ветка шла на высокой, капитальной песчаной насыпи чётко на запад. Километров через шесть от магистрали располагался двухпутный разъезд, перед ним – стрелка длинного уса. Ус запетлял по свежим вырубкам. По дороге попался временный разъезд, два разобранных подуска. Перед нетронутым кварталом ус оборвался. На его трассу вышла новая автодорога, представляющая собой непроезжее месиво воды и грязи. Это зимник – перспектива леспромхоза.

На ночёвку остановились в разъезде на ветке. За разъездом путь был снят, когда-то он вёл на старые лесозаготовки.

Утром – сборы, возвращение в Зебляки. Больше, собственно, тут и рассказать нечего. Пока мы собирали вещи и грузили «пионерки» в машины, мимо прошла старушка.
– Вот, понаделали все колясок, а ездить скоро некуда будет, – посетовала она, помолчала.
– Ребята, а где сейчас дорога-то заканчивается? – после паузы обратилась она к нам.
– На 17-м, сразу за Западным.
Лицо старушки помрачнело, видно, слухи слухами, а до последнего не верила она, что снимут варвары рельсы, что оборвётся тонкая нить, связывающая её с прошлым.
– Я ведь, ребята, сама с Васенёво, у меня там на кладбище вся родня похоронена. Чувствую, не попасть мне к ним туда уже теперь, никогда не попасть…

Отвернулась и побрела вдаль по грязной поселковой улице под унылым моросящим дождём…


admin May 24 2010 22:06:30
Фотографии: http://www.pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=106
AVVA May 23 2012 13:08:03
---С интересом прочитал. На Пижме жила моя бабушка по отцу, сейчас живёт дядя, отцов брат. Отец родился на Арбе, после ремеслухи на паровозе помощником катал сцепы с лесом и как бы не по этой ветке! Я сам родился в Голубихах и по словам отца там тоже была узкоколейка, её присутствие я сам видел, когда приезжал посмотреть места , где родился 47 лет назад. Классный отчёт о поездке. огорчает лишь размер и качество фото.
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
rb-tourism.ru круизы Валаам Кижи
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG